Страницы

четверг, 1 сентября 2016 г.

Атеизм: христианство без Бога


Христиане постоянно полемизируют с атеистами, но далеко не всегда понимают, что это за мировоззрение, на какой почве оно выросло, в чем его внутренние противоречия. К тому же слишком часто участники таких споров не способны разговаривать спокойно, их переполняют эмоции, они то и дело переходят на личности. Меж тем для понимания сути дела нужно отрешиться от своих чувств и спокойно, беспристрастно рассмотреть предмет полемики. Именно это и делает в своей статье кандидат философских наук Рустем Вахитов. 


… обезьяна христианства, тот популярный, очень распространенный в … толпе физиков, химиков, всяких естественников и медиков «научный» материализм, на котором хотят базировать все мировоззрение. А. Ф. Лосев 


Мода на атеизм 


Атеизм снова входит в моду в России. В позднесоветские годы среди «продвинутых, свободомыслящих интеллектуалов» считалось особым шиком отрастить волосы а-ля Христос из музыкального фильма «Иисус Христос — суперзвезда», носить нательный крест, да так, чтоб его было видно под «небрежно» полурасстегнутой рубашкой, и на Пасху идти в церковь, проходя через «конвой» милиционеров и крепких парней из «комсомольского патруля». У их нынешних преемников считается хорошим тоном щеголять цитатами из «Словаря атеиста», почитывать Гольбаха и Маркса и в Интернете иронизировать насчет «православия головного мозга». При этом такие люди считают, будто атеизм — это то же самое, что антиклерикализм, хотя на самом деле вещи эти не тождественные. Бывает, что атеист совершенно лояльно относится к Церкви, а антиклерикал верит в Бога. Вот потому-то и стоит разобраться, а что же это за мировоззрение такое — атеизм? Не тот атеизм, который мода, а настоящий. 


О чем спор? 


Вежливость ученого состоит в том, чтобы с самого начала дать определение основным понятиям, иначе мы вынуждены будем пасть перед бэконовским «идолом площади», где бестолковые споры не прекращаются, потому что никто не понимает, о чем спор. 


«Большая советская энциклопедия» говорит об этом следующее: «Атеизм (франц. atheisme, от греч. а — отрицательная частица и theos — бог; буквально — безбожие), отрицание существования бога, каких-либо сверхъестественных существ и сил и связанное с этим отрицание религии. Содержание понятия «атеизм» изменялось на протяжении истории, и было тесно связано с характером религиозных учений, которые господствовали в различные эпохи». Ничуть не желаю посягать на авторитет главной энциклопедии страны, в которой родился я сам и, думаю, большинство моих читателей, но хуже определения, по-моему, нет. По той причине, что оно содержит в себе логическую ошибку, которая называется «отрицательное определение». Всякий, кто изучал курс формальной логики, знает, что определение должно отражать существенные свойства определяемого предмета, то есть должно содержать утверждение, а не отрицание. Высказывание: «цирк — это не кино», конечно, формально верно, но оно ничего не сообщает нам о существенных чертах цирка. На примере атеизма это видно особенно ярко. Скажем, буддизм отрицает существование Бога — творца вселенной, равно как и реальное объективное существование самой вселенной. В народных формах буддизм может смешиваться с различными языческими верованиями (таков, например, монгольский или бурятский буддизм, предполагающий поклонение разным богам, олицетворяющим явления природы), но, строго говоря, сама доктрина буддизма этого не требует. Буддист может и не верить в богов, даже в тех, которым поклоняются в буддистских храмах некоторых народов — как, например, сторонники «философской» японской версии буддизма — дзен-буддизма; от этого он не перестает быть буддистом. Но вряд ли при этом мы согласимся признать буддистов атеистами. 


Задача определения атеизма осложняется тем, что атеисты не имеют декларации, в которой выражались бы взгляды всего атеистического сообщества (вроде «Символа веры» в христианстве). Они зачастую принадлежат к разным и даже враждующим философским направлениям и школам. Это не говоря уже о различиях их политических взглядов и предпочтений, в силу чего, как показала история, некоторые атеисты к верующим или даже иерархам Церкви относятся более терпимо, чем к другим атеистам, исповедующим иные политические взгляды (сравним отношение Сталина и руководства СССР 1940-х годов к патриарху Сергию, с одной стороны, и к троцкистам или западным социал-демократам — с другой). Тем не менее попытки выработать некую общую позицию со стороны атеистов, конечно, предпринимаются, хотя, безусловно, это «кредо атеизма» отдельные атеисты вольны принимать или не принимать. Ведь атеизм не имеет институционального образования, которое отлучало бы от атеистического сообщества за «неправильный атеизм» (как церковь отлучает еретиков). 


Такую попытку выработать общую позицию мы находим на одном из крупнейших атеистических ресурсов Рунета — «Атеистическом сайте». Рассмотрим ее. 


Прежде всего, там совершенно справедливо утверждается, что: «Атеизм является не «простым неверием в бога», а представляет собой мировоззрение, включающее в себя научные, моральные и социальные основания для отрицания существования бога и философию жизни без бога»[1]. Каковы же основы этого мировоззрения? 


Первая основа — это тезис о том, что вне человеческого сознания существует объективный, то есть не зависящий от нашего восприятия единственный материальный мир, природа, которая организована рационально, иными словами, подчиняется законам, доступным для человеческого разума. Этот тезис в философии называется объективизмом, или натурализмом. «Атеистический сайт» говорит об этом недвусмысленно: «Атеизм основывается на признании естественного, окружающего человека мира единственным и самодостаточным … Атеизм основывается на естественнонаучном постижении мира…». 


Вторая основа — тезис о том, что человек является лишь частью природы, но при этом, как обладатель разума и личности, представляет высшую ценность. В философии этот тезис называется антропоцентризмом. Приведем соответствующую сентенцию «Атеистического сайта»: «Атеизм, основываясь на принципах светского гуманизма, утверждает первостепенное значение человека, человеческой личности и человеческого существа по отношению к любой социальной или религиозной структуре». 


Третья основа — тезис о могуществе человеческого разума. Как правило, атеисты при этом как высшую форму рационального познания рассматривают научное познание (имея в виду под наукой прежде всего математическое экспериментальное естествознание, возникшее в результате ньютоновской революции около 300 лет назад). В философии этой идее дали название рационализма или сциентизма. Атеисты при этом убеждены, что наука, разъясняя одно явление природы за другим, не оставляет места религиозным их интерпретациям: «Все, что наука открывает о сущности явлений мира, некогда объявлялось непосредственным делом рук бога. Бог отступает из той области, в которую вступает наука. Ни одно научное открытие не подтверждает того, о чем говорит религия, но дает разумные, рациональные объяснения таинственных явлений». 


Наконец, четвертая основа атеистического мировоззрения часто атеистами даже не формулируется, но подразумевается и это видно из их рассуждений о научном прогрессе, эволюции человеческой морали, политических институтов и т. д. Речь идет о прогрессизме — учении, согласно которому человеческая цивилизация развивается от низшей формы к высшей, постепенно увеличивая достоверные знания о мире, могущество техники и меру свободы человека. Возможно, атеистам кажется, что это и так очевидно и специально подчеркивать это не нужно, но история философии демонстрирует нам множество учений, которые совсем не так оценивают развитие человечества и видят в нем либо регресс, либо движение по кругу, либо вообще отрицают единое человечество и единую его историю. 


Итак, атеизм — это мировоззрение, базу которого составляют 1) объективизм, или натурализм 2) антропоцентризм 3) рационализм и сциентизм и 4) прогрессизм. Иными словами, атеизм не просто отрицает существование Бога как личностного Творца и Управителя мира. Атеизм еще и утверждает, что существует единственная, материальная, не зависящая от нашего познания природа, пронизанная законами, что человек — часть этой природы и более того — ее вершина, поскольку он обладает разумом и может проникать в тайны природы, изучать эти законы и использовать их в своих целях, что ценности человеческого бытия превыше всего и история человечества представляет собой гносеологический, экономический и политический прогресс. 


Выявив положительное содержание понятия «атеизм», мы теперь не можем не признать, что были правы, когда интуитивно догадались, что буддизм, хоть и отрицает существование Бога-Творца, атеистическим мировоззрением (в данном смысле слова) все же не является. Даже если буддист не верит в языческих природных богов и тем более в Бога-Творца, он — все равно не атеист. Ведь ему чужды все четыре принципа атеизма — объективизм, антропоцентризм, сциентизм и прогрессизм. Буддисты считают природу и человеческую личность иллюзией, а к западной науке относятся как к попытке найти что-либо рациональное в обрывочных сновидениях. 


Где атеизм не вызревает 


Если мы вдумаемся в эти положения атеистического мировоззрения, то заметим, что все они сформировались в лоне христианской европейской цивилизации и ни в одной другой цивилизации мира все эти четыре положения не могли собраться в единое целое. Более того, в других цивилизациях многие из них были бы признаны абсурдом. 


Обобщающие суждения о «религии вообще» бессмысленны. Нет такого явления, как «религия вообще». Оно существует только в головах некоторых малограмотных атеистов. Существуют разные религиозные традиции, внутри них еще разные подвиды, с разными влияниями на поведение людей. 


Так, в цивилизациях Дальнего Востока (Индии, Китае, Корее, Японии) с древности существовал и до сих пор еще силен совершенно иной взгляд на природу. Природа там воспринимается не как объективно существующая реальность, а как реальность иллюзорная («майя», «сансара»), созданная человеческим восприятием. Индусы, китайцы и японцы издревле считали, что мир, который мы видим — с солнцем, звездами луной, землей, — существует только потому, что наши органы чувств и наш мозг устроены определенным образом. Для других существ, например насекомых, он выглядит иначе, а сам по себе представляет просто совокупность лишь одно мгновение длящихся вспышек — «дхарм». Так же, как зритель кинофильма воспринимает быструю смену кадров как живое изображение, мы сочетание этих «вспышек» воспринимаем как реальный мир. В Европе такая точка зрения известна, но она здесь исповедуется лишь отдельными философскими школами и мыслителями, которые никогда не принадлежали к мейнстриму европейской мысли и в глазах большинства европейцев выглядят как чудики и эксцентрики (Беркли, Юм, Шопенгауэр, Мах, Авенариус). На Востоке наоборот. Это — точка зрения тысяч и миллионов простых людей, никогда не изучавших философии, но с детства усвоивших, что мир с его успехами и невзгодами не более чем иллюзия, род сна. И столь привычное нам материалистическое воззрение на природу для них — абсурд и нелепость: любой буддист и индуист будет хохотать над нашим убеждением, что если человечество, например, в результате какой-нибудь пандемии полностью погибнет, то мир с его солнцем, небом, деревьями домами, которые мы видим, все равно продолжит существовать. 


Более того, учение об иллюзорности мира на Востоке дополняется … отрицанием законов природы. Европейские монахи-иезуиты, прибывшие в Китай проповедовать христианство, столкнулись с проблемой: китайцы не понимали их, когда те начинали рассуждать о законах природы. Согласно воззрениям традиционных китайцев дождь льет и урожай растет не потому, что в природе наличествуют некие законы, независимые от человека, а потому что … такова воля императора, который сын Неба. И наоборот, если наступили засуха и урожай погиб, то также виноват император (схожая ситуация была в древнем Египте, где фараон каждый год при скоплении народа зачитывал указ, повелевавший Нилу разлиться). Известная в СССР прибаутка: «Прошла зима, настало лето — спасибо партии за это!» была бы воспринята древними египтянами и китайцами совершенно серьезно. Сама идея закона — некоего универсального требования была китайцам (равно как и всем остальным народам, кроме древних греков и их наследников европейцев) чужда, в их обществе не было законов, которым должны подчиняться все — от императора до крестьянина и которые были бы абстрактными нормативами, независимыми от сиюминутной воли правителя. 


Причем точно так же, как для представителей цивилизаций Дальнего Востока иллюзорен мир, иллюзорен для них и человек в нашем европейском понимании. Человек для восточной культуры не представляет большой ценности, его разум не так уж и важен, потому что все, что он познает, как мы выяснили — не более чем морок, свободен человек или несвободен — не так уж и важно, потому что личность — тоже морок. Нам кажется, что мы представляем собой уникальное существо, отличное от других, со своим характером, воспоминаниями, способностями. На самом деле это не так; «то есть то», каждый из нас тождественен любому другому, и в то же время — нас как самостоятельных существ вовсе нет. 


В рамках этого мировосприятия нет места ни объективизму, ни рационализму, ни гуманизму. Атеизм здесь невозможен даже в случае отрицания тем или иным мыслителем существования богов. Была такая школа древнеиндийской философии — чарвака-локайятика. Ее представители отвергали религию, но выше примитивного гедонизма в духе «тогда ешь, пой и веселись!» не пришли. Никаких тезисов гуманизма, прогресса и рационализма они так и не высказали. 


Античная цивилизация тоже не знала и не могла знать атеизма в нашем смысле слова. Конечно, древние греки и римляне не отрицали существование природы (хотя некоторые мистические направления в греческой философии, такие, как платонизм, и признавали материальную природу полуиллюзорной, «миром теней» и противопоставляли ей иной, высший, идеальный мир). Но, например, утверждение, что мир всего лишь один, для греков было бы спорным. Многие греческие философы учили, что есть множество космосов в пространстве (Демокрит, Эпикур) или во времени (Эмпедокл, стоики). Представления о неких строгих законах природы в современном смысле тоже были чужды грекам (хотя понятие закона выработала именно греческая цивилизация). Самый рационалистичный античный философ, Аристотель, — и тот объясняет явления природы (например, падение камня на землю) не воздействием на тело силы, как физика Галилея, а стремлением камня занять его обычное, «естественное» место. И камень, и огонь, и земля, и весь космос для Аристотеля — живые существа, а живые существа подчиняются не механистическим законам, как мертвый космос Ньютона, а судьбе (тоже своего рода закону, но особому и зачастую человеку непонятному). Греки в подавляющем большинстве верили в судьбу — рок или фатум, от которого невозможно уйти, но который недоступен нашему разуму и предстает нам как абсурд. Что с того, что камни с завидным постоянством падают на землю, а за зимой всегда идет весна? Разве мало в окружающем нас мире иного, неразумного, странного, случайного и необъяснимого? И разве нельзя предположить, что завтра солнце, которое всходило тысячи лет на востоке, взойдет на западе? Греки ведь не верили в разумного Бога, который разумно обустроил природу, они верили в случай, в игру капризной воли богов, которые, в свою очередь, — тоже игрушки в руках рока. 
Продолжение по ссылке: http://foma.ru/ateizm-hristianstvo-bez-boga.html